Acqua Alta. Высокая вода в Венеции


Сегодня все мировые СМИ пишут о рекордном с 1966 года наводнении в Венеции. «Acqua Alta» («высокая вода») достигла отметки в 187 см. Затоплен центр города и Собор Святого Марка.
Бродский бывал в Венеции практически каждый год на Рождество. Очень часто он заставал город - а, точнее, город заставал его - под водой. Даже эссе, ставшее причиной установки памятной доски поэту на набережной Дзаттере, косвенно было связанно с наводнением. 

Иосиф Бродский о написании «Набережной неисцелимых»:
«В Венеции существует организация, которая называется «Консоцио Венеция Нуово». Она занимается предохранением Венеции от наводнений. Лет шесть-семь назад люди из этой организации попросили меня написать для них эссе о Венеции. Никаких ограничений, ни в смысле содержания, ни в смысле объема, мне поставлено не было. Единственное ограничение, которое существовало, — сроки: мне было отпущено два месяца. <...> К сожалению, мне пришлось остановиться тогда, когда срок истек. Я бы с удовольствием писал ее и по сей день».

Высокая вода оказалась одним из действующих лиц эссе.

Из «Набережной неисцелимых»:
«Зимними вечерами море, гонимое встречным восточным ветром, до краев, точно ванну, заполняет все каналы, иногда через край. Никто не бежит с первого этажа, крича: «Прорвало!», так как первого этажа нет. Город стоит по щиколотку в воде, и лодки, «как животные, на привязи у стен» (если вспомнить Кассиодора), встают на дыбы. Башмак паломника, попробовав воду, сушится в номере на батарее; туземец ныряет в чулан, чтобы выудить пару бот. “Acqua alta", – говорит голос по радио, и уличная толчея спадает. Улицы пустеют, магазины, бары, рестораны и траттории закрываются. Горят только их вывески, наконец-то присоединившись к нарциссистским играм, пока мостовая ненадолго, поверхностно сравнивается с каналами в зеркальности. Правда, церкви по-прежнему открыты, но ведь ни клиру, ни прихожанам хождение по водам не в новинку».

Вода уже вошла во все церкви. Вчера мэр Венеции высказал опасения, что это наводнение оставит “неизгладимые следы” на облике Венеции.

Иосиф Бродский:
«Венеция вся — произведение искусства, там особенно отчетливо понимаешь, что созданное руками человека может быть намного прекраснее самого человека.<...> Помимо красоты меня бесспорно привлекает и мотив умирания. Умирающая красота... Такое сочетание вряд ли когда-нибудь возникнет еще раз. Данте говорил: один из признаков истинного произведения искусства в том, что его невозможно повторить».

Ольга Сейфетдинова