Еврей, русский поэт и американский гражданин



Так Иосиф Бродский определял себя в ответ на регулярные вопросы журналистов о собственной идентичности. Поэт был публичной фигурой в Америке, активно участвовал в интеллектуальной жизни Соединенных Штатов и по праву считается там "своим".

Из интервью Иосифа Бродского Мириам Гросс (газета "Observer", 25 октября 1981 года):                                   

— А каково быть американцем? Идентифицируетесь ли вы с американскими ценностями?
— Во многом — да. Но учтите, что люди моего поколения с самого начала были в каком-то смысле американцы. Мое поколение выросло в пятидесятые годы, и я — один из тех, кто воспринял идею индивидуализма буквально. А какие бы ни были у Америки недостатки, она все еще олицетворяет эту идею. Никакая другая страна на это не способна. И то, что я — часть этой идеи, наполняет меня гордостью.
Но чтобы жить в чужой стране, нужно что-нибудь в ней любить: культуру, политическую систему или возможность  делать деньги, любить ее природу или климат, в конце концов. Что до меня, то к климату я равнодушен, деланием денег не озабочен, — но мне важна сама эта идея, лежащая тут в основе всего. Можно сказать, здесь я впервые в жизни почувствовал себя гражданином — в том смысле, что существование этой идеи, пусть хоть немного, но зависит от меня.

Почему в США и России постоянно говорят друг о друге, обрадовались ли американцы покупке Аляски и как за океаном определяют себя по отношению к Европе, читайте в интервью с историком Иваном Куриллой.