Блокада Ленинграда: Дом Мурузи и его жители


 
Что мы знаем о жизни Дома Мурузи в годы блокады? Дом, в отличие от людей и музейных ценностей, которые можно было эвакуировать, оставался на месте. Судьба здания и его жильцов характерна для Ленинграда этого времени, но при этом у каждого дома - свой путь и своя “блокадная история”.
Мы обратились к базам данных и архивным документам, а также познакомились с людьми, жившими в Доме Мурузи, когда началась война. Зоя Борисовна Рошаль уехала отсюда в эвакуацию в августе 1941 года, Вера Викторовна Сомина оставалась в осажденном городе. 

Только по базе данных “Возвращенные имена. Книги памяти” видно, что из оставшихся в Ленинграде жителей Дома Мурузи погибло более 200 человек. Девять из них были жителями квартир, в которых сейчас начинает работу музей Иосифа Бродского. На начало блокады Бродскому год и три месяца, но он смог пережить первую блокадную зиму, прежде чем в апреле 1942 года их с матерью отправили в эвакуацию в Череповец. Но тогда Бродские ещё не были жителями Дома Мурузи, откуда в эвакуацию отправится более сотни человек (среди которых была и пятилетняя Нина Васильевна Федорова).

Сам дом не сильно пострадал, хотя однажды в него попал снаряд со стороны собора. Зоя Борисовна Рошаль рассказала, что когда они с семьей вернулись из эвакуации, во дворе возле флигеля оставался след от другого попадания. На город летели бомбы, а в печи квартир - все, что горит, и, в частности книги. Так, в одном многотомном собрании семьи Зои Борисовны до сих пор недостает несколько книг.

Часть жителей Дома Мурузи ушло на фронт. Известно имя Владимира Исааковича Нонина, жителя кв. 45*, погибшего в боях под Ленинградом зимой 1944-го. Его племянница Вера Викторовна Сомина оставалась с семьей в Доме, временно перебравшись из поврежденной снарядом квартиры в другую. Были и те, кто вернулся с фронта с наградами. Двое молодых людей во время войны служили наводчиками артиллерийских расчетов. Евгению Павлову и Владимиру Осипову еще не было двадцати лет, когда они оказались на фронте. Павлов ушел в РККА (Рабоче-Крестьянскую Красную армию) в 1941 году. Позже, в должности старшего сержанта был награжден медалью “За боевые заслуги”. Осипов же дважды награжден орденом “Красной Звезды”, одна из которых за бои за Берлин. Больше из известных доступных источников мы о них ничего не знаем. В Домовой книге с крайней датировкой 1936 года их ещё нет: Евгению тогда было 14, а Владимиру всего 11 лет.  


В день полного освобождения Ленинграда от блокады важно помнить, что при взгляде на конкретные судьбы, глобальная история обретает свой фундамент, а история Дома Мурузи, в нашем случае - целостность.

Марина Крышталева 



* Домовая книга. 1930-[1946] гг. // ЦГА СПб. Ф. 7965. Оп. 117. Д. 891. Л. 315.