Памяти Михаила Беломлинского


Вчера в возрасте 85 лет ушел из жизни художник Михаил Беломлинский. Он известен по иллюстрациям детских книг, среди которых «Хоббит», «Янки при дворе короля Артура» Марка Твена, «Говорящий свёрток» Джеральда Даррелла, «Дон Кихот» и многие другие книги. Всего Беломлинским оформлено и проиллюстрировано более 250 книг.

С Иосифом Бродским он поддерживал отношения с 60-х годов: поэт часто бывал у художника в мастерской, неподалеку от Академии художеств. Бродский упоминает об этом в диалоге с Соломоном Волковым, сравнивая эти встречи с посещением подвала Бродячей собаки в Серебряном веке. Но Бродский заходил к Беломлинскому не только на вечеринки, но и чтобы порисовать.

Из книги воспоминаний Михаила Беломлинского «Мне повезло: я всю жизнь рисую!»:
«Иосиф бывал у нас часто. Пил кофе, названивал по телефону, листал монографии и альбомы с репродукциями, восхищался любимым им художником Дюфи, но в основном рисовал. С большим удовольствием. Особенно ему нравилось рисовать цанговым карандашом с толстым грифелем — он давал широкую «бархатную» линию. Я привез несколько таких карандашей из Чехословакии и один подарил ему. Он был счастлив. Сохранилось много его рисунков, сделанных этим карандашом. Надо сказать, все его рисунки отличались на редкость пластичной линией, остротой композиции, умением передать настроение — он никогда не учился рисовать, но, безусловно, был наделен большим художническим даром».

Бродский беломлинский.jpg
Портрет Иосифа Бродского работы Михаила Беломлинского. 1960-1970-е гг. 
 
«Я часто делал зарисовки с него в блокнот, который всегда ношу с собой. Однажды он внимательно пролистал все рисунки и на одном расписался: «Мишель, вот этот похож». Этот мой рисунок впервые был опубликован в 1980 году в нью-йоркском сборнике «Часть речи», посвященном 40-летию со дня рождения Иосифа Бродского. Потом он часто воспроизводился в американских и европейских изданиях. Появился на обложке сборника статей о Бродском, вышедшем в Лондоне, а в перестроечное время — и в России. В нескольких последних сборниках он уже помещен среди рисунков Бродского как его автопортрет».

Ольга Сейфетдинова