«Прощание славянки». Национальный гимн России.
«Прощание славянки». Национальный гимн России.
«Прощание славянки». Национальный гимн России.
«Прощание славянки». Национальный гимн России.
«Прощание славянки». Национальный гимн России.

«Прощание славянки». Национальный гимн России.

Текст


Музыка, написанная в 1912 году Василием Агапкиным, иначе как «бессмертная» и «бесконечно красивая» в материалах СМИ не называется. Речь не о привычных для произведений искусства категориях, а о редчайшем единодушии в отклике на него у самых разных людей. «Прощание славянки» - один из ключевых элементов культурной памяти в России, который объединяет.

Первые слова к музыке Агапкина были написаны уже в 1914 году. «Вспоили вы нас и вскормили, // Отчизны родные поля. // И мы беззаветно любили // Тебя, Святой Руси земля». Неудивительно, что варианты этого текста использовали в частях армии Деникина в годы Гражданской войны. Но мелодия марша не является узко идеологической, затрагивая глубинные, вне-политические пласты. Поэтому «Прощание славянки» вполне органично стало советским маршем, а Василий Агапкин - полковником уже при новом строе.

Слова, однако, требовались новые. Аркадий Федотов предложил свою версию в 1967 г.: «Этот марш не смолкал на перронах, // Когда враг заслонял горизонт. // С ним отцов наших в дымных вагонах // Поезда увозили на фронт». И далее: «Он в семнадцатом брал с нами Зимний, // В сорок пятом шагал на Берлин». «Партийность» текста очевидна, особенно на фоне процессов, идущих к тому моменту в неофициальном искусстве. Но музыка продолжала вдохновлять идейно разных людей - пронзительный текст к маршу написал в год своего отъезда в эмиграцию Александр Галич (1974).

Пожалуй, самым известным вариантом стала версия Владимира Лазарева: «Прощай, отчий край, // Ты нас вспоминай, // Прощай, милый взгляд, // Не все из нас придут назад…» («Наступает минута молчания...», 1984). Как соединились в истории слов к «Прощанию славянки» взаимоисключающие авторы и контексты, так и в «народе» исполняются версии текста, соединенные из строчек разных вариантов.

Соломон Волков - Александру Генису:

Бродский, как вы хорошо, Саша, знаете, не только был меломаном и слушал серьезную музыку, но также он любил популярные жанры, он любил, например, петь в компании марш “Прощание Славянки”, он любил знаменитую немецкую сентиментальную песенку “Лили Марлен”.
(6 июля 2010 года, в эфире «Радио Свобода»)

Любовь Бродского к «Прощанию славянки» имела неожиданное последствие. По свидетельству Романа Каплана незадолго до смерти Бродский послал записку Ольге Ростропович, с просьбой к ее отцу: предложить Ельцину сделать гимном России «Прощание славянки». Документальных подтверждений этому нет, но это очень похоже на правду. Такое обращение было в духе Бродского и отражало его взгляды на историю в глубинном смысле. Он чувствовал не лишенную пафоса сентиментальную меланхолию этого марша, и объединяющую силу мелодии. Добавим контекст непрекращающихся споров о государственной символике в России 1990-х гг. Тогда в качестве гимна звучала мелодия «Славься» Михаила Глинки, устраивавшая далеко не всех. А «Прощание славянки» - призванный символ проводов и прощания, подходящего к истории ХХ века.

Михаил Кельмович, двоюродный племянник Иосифа Бродского:

На столе стоял компактный проигрыватель с большой чёрной пластинкой. В процессе разговора Иосиф периодически к нему подходил и трогал лапку с иглой.
Перед моим уходом он начал говорить о том, что его любимая музыка — марш «Прощание славянки». Под этот марш, сказал он, русские солдаты в Болгарии уходили на смерть. Он поставил пластинку, и мы вместе слушали марш, он как будто бы смотрел вдаль сквозь стену, и глаза его, мне показалось, были застелены слезами. Потом он поставил пластинку ещё раз.
Вскоре он уехал. Вначале я не осознал смысла происшедшего. Со свойственной шестнадцати годам погруженностью в свои подростковые дела. Мне казалось, что ничего страшного не произошло.