2019

У «Полутора комнат» праздник

Фото: Анна Маленкова
Фото: Анна Маленкова
Фото: Анна Маленкова
Фото: Анна Маленкова
Фото: Анна Маленкова
Фото: Анна Маленкова

Сегодня «Полторы комнаты» Иосифа Бродского в Доме Мурузи можно поздравить!!! 18 апреля - Международный день памятников и исторических мест. А поэт жил хоть и в коммунальной квартире, но с отделкой XIX столетия. Сейчас квартиру ждёт реставрация, в ходе которой предстоит решить много проблем: от укрепления балок перекрытий до бережной расчистки подлинной лепнины.

Процесс волнующий, но реставрация пространства в надежных руках - Михаил Исаевич Мильчик, глава Фонда создания музея, является крупнейшим специалистом в сфере охраны памятников. От всей души поздравляем его с профессиональным праздником! И обещаем рассказывать вам о ходе работ по сохранению подлинности «Полутора комнат».



Оксфордский взгляд на русскую поэзию. День рождения профессора Джеральда Смита



Вчитываясь в исторические источники, мы каждый день работаем с осколками прошлого. Пока «разговоришь» этих поначалу немых свидетелей, можешь незаметно потерять связь с настоящим. А в нем еще есть немало героев тех событий, которые мы изучаем уже как часть истории. Поэтому так важны живые встречи, обсуждение нашего проекта с коллегами, обретение союзников и друзей по всему миру.

Так Brodsky.online побывал в Оксфорде. Встреча с известными славистами профессорами Джеральдом Смитом и Барбарой Хельдт произошла в залитой февральским солнцем главной гостиной Нью Колледж Оксфордского университета. За кофе с печеньем они рассказали о своем знакомстве с Бродским и другими поэтами, работе над изданием антологии русских стихов и даже о посещении в 1970-х годах Дома Мурузи. Просили держать в курсе создания музея и не забывать, как будто эту прогулку по Оксфорду и стопку подаренных книг можно забыть. Мы еще напишем об итогах этой встречи (например, о переатрибуции фотографий из собрания Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме). Сегодня – в день рождения Джеральда Смита – команда Brodsky.online шлет в Оксфорд поздравительный адрес.



Пять причин не пропустить выставку Олега Григорьева в Фонтанном Доме



"Я спросил электрика Петрова: / - Для чего ты намотал на шею провод? / Петров мне ничего не отвечает, / Висит и только ботами качает". Строки явно знакомые, практически народные. Но, как часто бывает, у них есть конкретный автор - Олег Григорьев (1943-1992), самобытный представитель ленинградского андеграунда. Сегодня в Музее Ахматовой в Фонтанном Доме открылась посвященная ему выставка. За пронзительным названием "Холодно быть человеком" скрывается путешествие по стихотворениям и графическим работам Григорьева, заданное архитектурным решением Сергея Падалко ("Витрувий и сыновья"). Выставка продлится меньше месяца и ее однозначно не стоит пропустить. Дело не только в представленных работах из частных собраний, оригинальном дизайне и щемящем послевкусии экспозиции. Главное - это отличный повод обратиться к удивительному творчеству Олега Григорьева, афористичному и не похожему на привычную нам ленинградскую поэзию. Поэтому пусть в качестве вынесенных в заголовок причин отправиться в Фонтанный Дом прозвучат строки героя выставки.

Читать далее




Нотр-Дам-де-Пари. Запечатленный облик

Нотр-Дам-де-Пари. Запечатленный облик
Нотр-Дам-де-Пари. Запечатленный облик
Нотр-Дам-де-Пари. Запечатленный облик
Нотр-Дам-де-Пари. Запечатленный облик
Старый буфет извне 
так же, как изнутри, 
напоминает мне 
Нотр-Дам де Пари. 

В недрах буфета тьма. 
Швабра, епитрахиль 
пыль не сотрут. Сама 
вещь, как правило, пыль 

не тщится перебороть, 
не напрягает бровь. 
Ибо пыль - это плоть 
времени; плоть и кровь. 

(Иосиф Бродский. «Натюрморт». Отрывок. 1971)




L'extérieur de la vieille armoire, 
et son intérieur aussi, 
fait surgir dans ma mémoire 
Notre-Dame de Paris. 

Au creux de l'armoire, ténèbres. 
Jamais plumeau ni surplis 
n'y essuieront la poussière. D'elle-même 
la chose, c'est la règle, 

ne combat pas la poussière, 
ne fronce pas le sourcil. 
Car la poussière est la chair 
du temps. La chair et le sang. 

(Joseph Brodsky, «Nature morte», 1971, Traduit par Véronique Schiltz)

Открытки с видом на Нотр-Дам-де-Пари, принадлежавшие Иосифу Бродскому. Из коллекции музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме.



Иосиф Бродский в объективе. Неформальный ракурс



Мы продолжаем делиться личным взглядом редакции на фотопортреты нашего героя. Сегодня «своего» Бродского показывает редактор Brodsky.online Анна Маленкова.

Читать далее



Наезд на памятник Бродскому: листая старые газеты



Газетный раздел «Происшествия» всегда был одним из самых читаемых в прессе. Скажем, "Вчера на площади Свердлова попал под лошадь извозчика № 8974 гражданин О. Бендер. Пострадавший отделался легким испугом…». Часто эта фраза из Ильфа и Петрова всплывает в памяти, когда любуешься заметками на «Фонтанке».

«Сегодня днем памятник Иосифу Бродскому, установленный во дворе филологического факультета СПбГУ пострадал в ДТП. В районе 12.00 фургон, привозящий продукты в столовую филфака, сбил памятник. Насколько серьезный ущерб нанесен поэту пока неизвестно» («Фонтанка», 3 октября 2011 года).



Иосиф Бродский в объективе. Выбор редакции Brodsky.online



На днях мы в редакции поспорили, насколько удачное фото предваряет статью о Бродском в "Википедии". Оказалось, что вглядываясь каждый день в фотографии поэта, каждый из нас субъективно делал выбор - какие фото больше подходят "своему" Бродскому. Тогда мы решили рассказать о своем любимом или самом характерном фотопортрете Иосифа Бродского. Открывает эстафету редакторских фото-признаний хранитель библиотеки Иосифа Бродского Ольга Сейфетдинова.

Читать далее



Почему Бродский стал поэтом? Вина "Евгения Абрамыча”



"Так что Евгений Абрамыч как бы во всем виноват". Такими словами в интервью Евгению Рейну Бродский завершает рассказ о знакомстве со стихами Баратынского (1800-1844). Он упоминает, что будучи в Якутске с экспедицией, приобрел издание Баратынского в серии "Библиотека поэта". Бродский датирует эти обстоятельства 1959 годом. В Якутии он был дважды: в 1959 и 1961 годы. Именно ко второй дате относит "знакомство" поэтов Валентина Полухина, опираясь, видимо на написанное Бродским 19 июня 1961 года в Якутске стихотворение "Памяти Е. А. Баратынского".

Читать далее





Маленькая ода мосту, или Как выбраться из лондонского Челси?



Бродский ответил на этот вопрос двояко. С одной стороны, все лондонские достопримечательности в стихотворении «Темза в Челси» (1974) постепенно уводят читателя из  Челси вниз по течению Темзы к Вестминстерскому дворцу. С другой стороны, поэт прямо констатирует:

Тусклый взгляд из себя прочней, чем железный мост
Принца-Áльберта; и, говоря по чести,
это лучший способ покинуть Челси.

На тот момент сомнение в прочности моста Альберта – не изящный комплимент в пользу «взгляда из себя», а абсолютно прозаическое замечание. Недаром в народе ему дали прозвище The Trembling Lady - «дрожащая леди».  Построенный в 1873 году, мост попал в кадры нашумевшего фильма Стенли Кубрика «Заводной апельсин» (1971), но хрупкая конструкция могла помешать его встрече с проницательным взглядом русского поэта. После войны мост обветшал и находился под угрозой сноса. За два года до прогулки Бродского по Челси Совет Большого Лондона принял судьбоносное решение добавить двухстоечную опору посередине центрального пролета, что изменило его схему, но сохранило для потомков. Встреча, как мы знаем, состоялась.

Читать далее


"Живи, поэт, ты будешь вечен". Забытый классик Леонид Аронзон



Леонид Аронзон (1939-1970) стал классиком ленинградской неподцензурной поэзии посмертно. Его сравнение с Бродским неизбежно, но вряд ли продуктивно в биографическом ключе. Они были знакомы и какое-то время общались как молодые ленинградские поэты одного поколения (в таких случаях обычно потом принято писать "дружили"). Одного ждала всемирная слава, другого - гибель в Средней Азии от огнестрельного ранения, то ли из-за неосторожного обращения с ружьем, то ли в результате самоубийства. Сейчас Аронзону исполнилось бы 80, Бродскому - 79. У обоих уже не спросить, почему Бродский ни разу не упомянул Аронзона в интервью и своих произведениях, и противопоставлял ли Аронзон себя самому знаменитому "тунеядцу" 60-х гг.

Виктор Кривулин, поэт:

Сейчас многим кажется, будто в 60-70-е гг. у Иосифа Бродского не было достойных соперников. На самом деле в Ленинграде той поры существовало несколько центров притяжения поклонников поэзии, и круг «бродскианцев» не был самым влиятельным, а лидерство будущего нобелевского лауреата не без успеха оспаривалось несколькими поэтами, принадлежащими к тому же литературному поколению и воспитанными в той же ситуации противостояния официальной советской культуре, что и Иосиф Бродский. Пожалуй, наиболее радикальной альтернативой «ахматовским сиротам» был Леонид Аронзон. Его считали бесспорно гениальным, его ненавидели, перед ним преклонялись. Теперь о нем мало кто помнит.



«Я» Аронзона текуче и переливчато, оно не знает и не хочет знать своих границ, оно само есть некая постоянная меняющаяся, дрожащая граница между внутренним и внешним. «Есть мир в нас и есть мир вне нас. И есть граница, мир между ними. Это – кожа», – писал Аронзон в сценарии для научно-популярного фильма, имея в виду скорее всего собственные стихи. «Кожа» ( в метафизическом, большом смысле) – подлинный герой, центральный лирический субъект его поэзии. Сравните жестко обозначенное, рельефно очерченное «я» Бродского, противостоящее любым «мы» (особенно отчетливо его противостояние выявилось в стихах американского периода).
И все же Аронзон и Бродский – фигуры в русской поэзии извечно связанные. Нынешнее бесславие Аронзона – не что иное, как тень всемирной славы последнего русского нобелевского лауреата. Их судьбы рифмуются по принципу консонанса – один резко взял вверх и вширь, другой вглубь и за пределы сознания. Не исключено, что и будущем их имена будут соотноситься так же, как имена Пушкина и Тютчева. 





еще