Уфлянд Владимир Иосифович

Уфлянд Владимир Иосифович

1937-2007




Поэт, художник. Входил в знаменитую «филологическую школу», к которой принадлежат также ленинградские поэты Леонид Виноградов, Михаил Еремин, Сергей Кулле.

Родился в Ленинграде. Высшего образования не получил: был исключен с исторического факультета Ленинградского государственного университета за непосещение семинаров по марксизму. Работал фрезеровщиком, разнорабочим, такелажником в Эрмитаже.




«И все-таки два самых экономных способа самовыражения остаются моими любимыми: рифмованные тексты и рисунки пером. Тем более, что леса для бумаги и карандашей остается на Земле все меньше» - писал он позднее. Уфлянд довольно быстро стал известен как поэт и художник, что не означало официального признания. Наряду с Михаилом Шемякиным, Олегом Лягачевым, Владимиром Овчинниковым и Валерием Кравченко участвовал в легендарной выставке «художников-работников хозяйственной части Эрмитажа» («выставка такелажников») 31 марта 1964 года. Смелая акция стоила поста директору Эрмитажа Михаилу Артамонову, а молодым неформальным авторам прибавила неприятностей со стороны партийных органов.




Печатался в самиздате (в том числе в «Синтаксисе» Александра Гинзбурга). Первое издание его стихов вышло в США в издательстве «Ардис» в 1978 г., на родине публиковаться начал только с 1990-х годов. Стиль Уфлянда отличает неизменное чувство юмора, граничащее с гротеском, оригинальные рифмы и уникальная тональность лирики.




Мир человеческий изменчив.
По замыслу его когда-то сделавших.
Сто лет тому назад любили женщин.
А в наше время чаще любят девушек.
неграмотными,
в шкурах покоробленных.
Сто лет тому назад любили Францию.
А в наши дни сильнее любят Родину.
Сто лет назад в особняке помещичьем
при сальных, оплывающих свечах
всю жизнь прожить чужим посмешищем
легко могли б вы.
Но сейчас.
Сейчас не любят нравственных калек.
Весёлых любят.
Полных смелости.
Таких, как я.
Весёлый человек.
Типичный представитель современности.

1957

Иосиф Бродский прочитал это стихотворение Уфлянда во время интервью в Нью-Йорке в 1989 г. Он очень любил Уфлянда как поэта и друга, регулярно называя его в интервью «замечательным» и особо дорогим. Петр Вайль вспоминал: «не раз, не два и не три я был свидетелем такого: Бродского просили что-нибудь почитать, а он отвечал: "Давайте я лучше почитаю Уфлянда"».



Лев Лосев:

"Бродский подружился с Уфляндом и на всю жизнь сохранил любовь к его стихам с их необычным сплавом пародии и сентиментального лиризма. Его восхищала и ненавязчивая, но необычайно изобретательная поэтическая техника Уфлянда, и если он впоследствии называл Уфлянда одним из своих учителей, то это следует понимать очень конкретно: поэтика рифмы у Бродского во многом повторяет и развивает сделанное Уфляндом в конце пятидесятых годов." 



Владимир Уфлянд и Евгений Рейн. 1980-е гг. Фото Сергея Подгоркова.

Владимир Уфлянд и Евгений Рейн. 1980-е гг. Фото Сергея Подгоркова.

Владимир Уфлянд:

"Я точно могу сказать, без каких-либо сомнений, почему именно он такое особое место занял в современной русской поэзии. Потому что он — один из самых свободных людей. И, видимо, это главное. И эта внутренняя свобода проявляется в его поэзии. Все остальные вещи, чисто литературные и технические, они второстепенные, как и второстепенный вопрос, к какому направлению он принадлежит. Важно, что он в такое несвободное время, когда практически никому не удавалось сохранить внутреннюю независимость, он ее сохранил."