Музей в Доме Мурузи, или Новости рынка жилой недвижимости



У Михаила Зощенко есть рассказ "Пушкин" (1927), описывающий горькую судьбу некоего Ивана Федоровича Головкина. Герой с трудом решил свой "квартирный вопрос", как тут выяснилось, что найденная им жилплощадь имеет отношение к Пушкину:
"Пушкин, дескать. Писатель. Жил, дескать, в своё время в этом помещении. Осчастливил, дескать, жилплощадь своим нестерпимым гением. Не худо бы в силу этого какую ни на есть досточку приклепать с полным обозначением события — в назидание потомству. Иван Федорович Головкин тоже сдуру участие принял в этой дощечке, на свою голову."

А тут приближалась круглая годовщина гибели поэта и в квартиру нагрянула комиссия:
"Увидела комиссия разную домашнюю требуху в квартире — кастрюли и пиджаки — и горько так вздохнула.
— Тут,— говорит,— когда-то Александр Сергеевич Пушкин две недели гостил у своего приятеля. И что же мы здесь видим спустя столетие? Мы видим, что в данной квартире форменное безобразие наблюдается. Вон метла стоит. Вон брюки висят — подтяжки по стенам развеваются. Ведь это же прямо оскорбительно для памяти гения! Нет, вряд ли поэт посетил бы своего приятеля, если б знал, чем всё это кончится.
Ну, одним словом, через три недели выселили всех жильцов из этого помещения".

Читая текст Зощенко, поневоле вздыхаешь о той скорости, с которой можно было когда-то решать вопросы о музеефикации квартир. А если серьезно, то возмущение Ивана Федоровича понять можно:
"— Что ж,— говорит,— это такое? Ну — пущай он гений. Ну — пущай стишки сочинил: «Птичка прыгает на ветке». Но зачем же средних людей выселять? Тогда предоставьте им площадь или дайте въездные.
     Хотел Головкин в Пушкинский заповедник поехать — ругаться, но после занялся подыскиванием помещения. Он и сейчас ещё ищет. Осунулся, поседел. Требовательный такой стал. Всё расспрашивает, кто да кто раньше жил в этом помещении. И не жил ли здесь, оборони создатель, Демьян Бедный или Качалов? А если жил, то он, Головкин, и даром не возьмёт такого помещения".

Основной адрес Иосифа Бродского в Петербурге общеизвестен. Важность "полутора комнат" в Доме Мурузи на Литейном проспекте не была сюрпризом для последнего жильца этой коммунальной квартиры, отказавшейся из нее выезжать. А так как сейчас все-таки не разгар нэпа, то решение проблемы искали иным путем, чем в 1920-е годы. На днях была закрыта сделка по приобретению соседней квартиры, примыкающей к мемориальной. Этот шаг позволяет говорить об открытии музея в обозримом будущем. Подробности читайте в материале наших коллег.

"А это верно: как это некоторые крупные гении легкомысленно поступают — мотаются с квартиры на квартиру, переезжают. А после такие печальные результаты. Да вот недалеко ходить,— один наш знакомый поэт за последний год не менее семи комнат сменил. Всё, знаете, никак не может ужиться. За неплатёж.
А ведь, может, он, чёрт его знает, гений!
Ох, и обложат же его лет через пятьдесят за эти семь комнат. Единственно, может быть, кризис несколько ослабнет к тому времени. Одна надежда".