Мысли людей великих, средних и пёсика Фафика. Польские журналы 1960-х как окно в Европу



В «ленинградской» библиотеке Иосифа Бродского сохранились подборки польских журналов «Шпильки» (Szpilki) и «Пшекруй» (Przekrój). Для поколения поэта эти издания были не только источником сатирического вдохновения, но и своеобразным европейским приветом. Оценить уникальный формат изданий, сочетающих общественно-политический материал с юмористическими рисунками и подборками афоризмов, можно полистав номера «Пшекруя» в онлайн архиве.


Лев Лосев:
Как и его многие ленинградские друзья, он (И.А. Бродский - ред.) был постоянным читателем польского еженедельника "Przekrój" ("Обозрение"). Это было странное, с точки зрения нормальной журналистики, издание – интеллектуальный, с уклоном в авангардизм, журнал, притворявшийся бульварным. Там печатались заметки о разводах европейских и голливудских кинозвезд и рецепты средств от похмелья, но в то же время в рецензиях и репортажах постоянно сообщалось о новых веяниях в философии (экзистенциалистской) и искусстве (главным образом абсурдистском). Натыкаясь у Бродского в стихотворении "Набросок" на строки "Луна сверкает, зренье муча. / Под ней, как мозг отдельный, – туча...", старый читатель "Пшекруя" непременно вспомнит сюрреалистические гравюры Даниэля Мруза (Mróz), неоднократно изображавшего ночной пейзаж с большой тучей в виде человеческого мозга. В целом стиль художников и авторов "Пшекруя", ориентированный на авангард пятидесятых-шестидесятых годов в диапазоне от трагического абсурдизма Беккета до психоделической лирики "Битлз", нашел отклик во многих вещах Бродского.


Из рубрики «Мысли людей великих, средних и пёсика Фафика» (журнал «Пшекруй»):

Люди печальны, потому что им нечем повилять.

Четвероногий друг человека?… Кровать!

Интеллигентность — вот что ищет мужчина в женщине, увидев перед этим все остальное.

О нашей столь омерзительной современности когда-то будут говорить «Эти добрые старые времена».

О, какая экономия времени — влюбиться с первого взгляда!

Если устроить абсолютно свободные выборы, каждый голосовал бы за себя.

При одном виде музея ноги уже устают.