Отец Александр Шмеман. Новая фигура в круге Бродского



При разработке раздела "Круг поэта" самое сложное было определить его очертания. Со временем он разошелся концентрическими кругами, а появляющиеся в нем люди стали открывать новые грани нашей темы. Так в этом круге неожиданно появилась фигура отца Александра Шмемана - выдающегося богослова XX века, с которым Бродский встретился на земле эмигрантской Америки. Путеводитель по истории их взаимоотношений - дневник отца Александра, который он вел с 1973 по 1983 год. 

В официальных биографиях протопресвитера Александра Шмемана упоминают его работу деканом Свято-Владимирской духовной семинарии в штате Нью-Йорк с 1962 года, преподавание в ряде религиозных и светских высших учебных заведений США (например, Колумбийском университете), и, конечно, служение в Православной церкви Америки. Но по сухим фактам едва ли можно представить живую личность. Такую возможность оставляет дневник отца Александра, поражающий широтой охвата. Эти записи были в полной мере реализацией назначения дневника - формой духовной работы. Он прямо об этом пишет:
"Touch base [коснуться основы]  – вот в моей суетной жизни назначение этой тетради. Не столько желание все записать, а своего рода посещение самого себя, "визит", хотя бы и самый короткий. Ты тут? Тут. Ну, слава Богу. И становится легче не раствориться без остатка в суете".

В дневнике, пронизанном глубоким религиозным осмыслением, отец Александр не только исследует себя, но и свое отношение к миру - политике и культуре, проявляя внимание и чуткость к окружающим. Поэтому его взгляд можно отчасти обозначить как поэтический - пронзительный, тонкий, примечающий суть видимого и происходящего. Возможность его встречи с таким поэтом как Иосиф Бродский в этой перспективе видится вполне естественной. Встречи, в которых смысловая общность становится объединяющим звеном двух свободно мыслящих людей.

Их знакомство было относительно недолгим - отец Александр принадлежал к поколению "детей эмиграции", которым не довелось побывать в России. Из Парижа он переехал в Америку в 1951 году. Почти 20 лет разделяли рожденного в Эстонии Александра Шмемана и ленинградца Иосифа Бродского, еще столько же пролегло между первой встречей с Америкой одного и другого. Первая запись с упоминанием имени Иосифа Бродского среди восьми тетрадей дневника отца Александра сделана 17 февраля 1973 года.

Но, видимо, о самом Бродском священник узнал намного раньше. И виной тому знаменитые записи позорного суда в марте 1964 года, сделанные Фридой Вигдоровой. В одной из передач на радио "Радио Свобода", говоря о Евангельских Заповедях блаженства: "Блаженны изгнанные правды ради...", отец Александр обращается к этому эпизоду, подробно анализируя суд над поэтом. В заповеди, говорил он, раскрывается "смысл христианства как учения о неотъемлемой свободе человека". Второе ключевое слово заповеди - "правда", стоящая "во главе всей жизни и призвания человека", и именно она "составляет главную заботу человека", а не утилитарная "польза" Бродского для советского строя, о которой спрашивали его судьи и обвинители. "Значение, ценность правды так велики, что ради нее, ради этой правды нужно быть готовым идти на изгнание и на страдание". Спустя несколько лет Иосиф Бродский будет вынужден покинуть страну - не ради борьбы за правду в общественном смысле, эта позиция была чужда ему, но из-за собственной внутренней свободы, которую не удалось отнять.
  
За десять лет личного знакомства с поэтом отец Александр несколько раз упомянет Бродского в своих дневниковых записях - через запятую в некоторой последовательности лиц ("Это знает Солженицын, Бродский"), в описании встречи ("завтрак с Бродским - нужно будет записать") или при осмыслении литературного наследия ("Стихи Бродского в “Континенте” - не понимаю"). Это не только отражает внимание священника к культурной жизни - он сам активно участвовал в издательской деятельности как автор и редактор. Наряду с Бродским входил в состав редколлегии журнала "Континент", объединивший по оценке Александр Галича "весь цвет русской эмиграции и западной интеллигенции". Долгие годы отец Александр был заместителем председателя Русского студенческого христианского движения (РСХД) в Америке, что объясняет строчки из дневника от 22 октября 1973 года: "[Бродский] Дал мне несколько новых стихотворений для “Вестника” [РСХД]". Так они попали к главному редактору издания Никите Струве и ушли в печать в Париже. Вероятно, речь идет о стихах Бродского "Бабочка", "На смерть друга...", "1972". Их публикация стала его дебютом в журнале "Вестник Русского Студенческого Христианского Движения", № 2/4 (108/110). Номер датирован 1973 годом, но по факту был передан в печать после 12 февраля 1974 года. Без этой информации атрибуция стихов Бродского, о которых пишет отец Александр, была бы весьма спорной, но в указанный день арестовали Солженицына, и издатели срочно добавили эту новость в верстку.

Так едва уловимые сведения о пересечении двух судеб проявляются там, где их совсем не ждешь. За одним фактом следуют другие, выстраиваясь в еще одну нить повествования. Без него еще вчерашнее представление о Бродском в эмигрантской среде Америки уже не будет полным. Правда, до следующего исследовательского шага.

Марина Крышталева