Его доступный дух



Letum non omnia finit.
Sextus Propertius

В различных интервью Бродский неоднократно называет стихотворение Е. Баратынского “Запустение” - “лучшими русскими стихами”. О его любви к творчеству Баратынского мы уже писали, но в этом стихотворении Бродского восхищало все: "...поэтика, синтаксис, восприятие мира. Дикция совершенно невероятная. В конце, где Баратынский говорит о своем отце: "Давно кругом меня о нем умолкнул слух, / Прияла прах его далекая могила. / Мне память образа его не сохранила…" Это очень точно, да? "Но здесь еще живет..." И вдруг - это потрясающее прилагательное: "...его доступный дух". И Баратынский продолжает: "Здесь, друг мечтанья и природы,  Я познаю его вполне..." Это Баратынский об отце… "Он вдохновением волнуется во мне, / Он славить мне велит леса, долины, воды..." И слушайте дальше, какая потрясающая дикция:  "Он убедительно пророчит мне страну, / Где я наследую несрочную весну, / Где разрушения следов я не примечу, / Где в сладостной тени невянущих дубров, /У нескудеющих ручьев..." Какая потрясающая трезвость по поводу того света! "Я тень, священную мне, встречу". По-моему, это гениальные стихи".  

28 января 1996 года Бродский отправился к своим священным теням. Чуть больше года спустя он был похоронен на кладбище Сан Микеле, а его могила стала местом паломничества поклонников поэта - при входе на протестантскую часть кладбища, где он захоронен, был установлен специальный почтовый ящик для посланий и даров поэту. Однако, на могиле регулярно появляются то перьевые ручки, то шляпа, то книга, то письмо - многие приходят ощутить «его доступный дух».  

Так и глава в книге "Свобода - точка отсчета" Петра Вайля - приятеля Бродского, знакомого с ним с 1977 года - называется "В поисках Бродского". В ней он среди прочего рассказывает о появлении памятника: "А надгробие сделал хороший знакомый Иосифа еще по Нью-Йорку художник Володя Радунский, они жили по соседству, их дети играли вместе (сейчас Володя живет в Риме). Получилось скромное, изящное, в античном стиле надгробие с короткой надписью на лицевой стороне на русском и английском: «Иосиф Бродский Joseph Brodsky 24 мая 1940 - 28 января 1996 г». Правда, на обратной стороне есть еще одна надпись по-латыни - цитата из его любимого Проперция: Letum non omnia finit - со смертью все не кончается". 
   
Два года спустя Радунский оформил детскую книгу с не публиковавшимися до этого стихами Бродского "Discovery", тем самым запечатлев его доступный дух еще и в книге.  
Ее теперь можно встретить в музее Бродского на книжной полке, которая доступнее, чем "далекая могила" поэта.
радунский1.jpg



   
Ольга Сейфетдинова