2020

Два билета на творческую встречу «Бродский не поэт»

Программа, подготовленная для Музея Бродского Николаем Картозия на 29 февраля, вызвала большой интерес: все билеты были раскуплены за три часа.

Это не коммерческое мероприятие: все средства от проданных билетов идут на развитие музея, вечер проходит без авторского гонорара. Музей Бродского был с самого начала общественной инициативой и не получает государственного финансирования.

Последние 2 билета на сеанс в 18.00 мы решили реализовать в формате аукциона в поддержку проекта Музея Бродского.

Творческая встреча с Николаем Картозия и просмотр фильма «Бродский не поэт»



29 февраля в музее «Полторы комнаты Иосифа Бродского» состоятся показы полной авторской версии фильма. Картину представит Николай Картозия.

Продолжительность мероприятия — около 3 часов.
Первый сеанс: начало в 11.00, стоимость билета 800 рублей.
Второй сеанс: начало в 18.00, стоимость билета 2000 рублей.
В стоимость билета входят напитки и закуски.

Встреча пройдёт без авторского гонорара, все средства будут направлены на развитие музея Бродского.

Билеты по ссылке:
Первый сеанс, начало в 11.00 - билеты распроданы
Второй сеанс, начало в 18.00 - билеты распроданы 



Адрес: Литейный пр., д.24. Встречаемся за 15 минут до начала сеанса на углу ул. Короленко и Пестеля у магазина «Унция».



Чувствовать себя как дома: в гостях у Волшебной горы



«Музей открылся в тестовом режиме. Сейчас у нас создалась ситуация, когда мы сами благодаря макету изучаем проект, не построив его еще до конца, и мы имеем возможность сделать корректировки. Мне бы хотелось, чтобы было, как дома. Люди должны себя чувствовать, как дома в гостях. Они должны пользоваться библиотекой, читать, сидеть у камина. Вот это главное концептуальное решение».

Предприниматель Максим Левченко, директор Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме Нина Ивановна Попова и главный редактор сайта brodsky.online Павел Котляр в интервью на радио Эхо Москвы в Санкт-Петербурге обсудили будущее Музея Полторы комнаты Иосифа Бродского. 

О трансформации архитектурного проекта музея, сотрудничестве с художником Александром Бродским и планах на будущее читайте большой материал на сайте Эха



Что с музеем Иосифа Бродского?



Об открытии музея Иосифа Бродского говорят очень давно. Еще в 1999 году был основан Фонд создания музея Бродского, который сумел выкупить большую часть квартиры Бродских на Литейном 24. В материалах СМИ начала 2000-х годов можно найти сообщения о скором открытии музея. 

В 2015 году двери Полутора комнат открылись на один день во время празднования 75-летия поэта. Тогда музей не смог начать работу на постоянной основе. Однако за пять лет благодаря культурным программам Фонда создания музея Иосифа Бродского сотни людей смогли посетить Полторы комнаты в Доме Мурузи. 

Принципиальное условие для постоянной работы музея возникло относительно недавно. В этом году музей «Полторы комнаты Иосифа Бродского» начнет работать в полную силу. Реставрация помещений завершится к юбилею поэта в мае 2020 года. Работа над проектом ведется совместными силами Фонда создания музея Иосифа Бродского, Музея Анны Ахматовой и команды портала brodsky.online. 

Первое мероприятие музея уже состоялось — встреча с журналистом Леонидом Парфеновым прошла в Полутора комнатах 25-го января. На ней Парфенов рассказал о работе над документальным фильмом «Русские евреи», а также подчеркнул важность создания живого музейного пространства: «Музей — это ведь не то, что музеефицирует: сейчас мы всё залачим, ни царапинки тут больше не будет, и всё это станет мемориальным. Музей — это наследие, которое мы должны почувствовать. Ничего исторического в квартире, конечно, не осталось. Наверное, это лучшее, что можно сделать на этом этапе» — сказал журналист в интервью телеканалу 78.

Постепенно музей начинает пускать первых посетителей: 1 и 2 февраля в Полутора комнатах пройдут первые экскурсии, записаться на которые успели 60 человек. Обзор нового музейного пространства, состоящего из двух объединенных квартир на втором этаже Дома Мурузи, сделало издание Фонтанка.ру. Как отметил в интервью журналу Собака главный редактор brodsky.online Павел Котляр, посетителей ждет довольно необычное зрелище — музей в процессе реставрации. В данный момент запись на экскурсии закрыта, однако, в ближайшее время мы обновим информацию о возможности посещения музея, а пока делимся фотографиями с прошедшей встречи с Леонидом Парфеновым. Следите за  новостями. 

Читать далее



Его доступный дух


Letum non omnia finit.
Sextus Propertius

В различных интервью Бродский неоднократно называет стихотворение Е. Баратынского “Запустение” - “лучшими русскими стихами”. О его любви к творчеству Баратынского мы уже писали, но в этом стихотворении Бродского восхищало все: "...поэтика, синтаксис, восприятие мира. Дикция совершенно невероятная. В конце, где Баратынский говорит о своем отце: "Давно кругом меня о нем умолкнул слух, / Прияла прах его далекая могила. / Мне память образа его не сохранила…" Это очень точно, да? "Но здесь еще живет..." И вдруг - это потрясающее прилагательное: "...его доступный дух". И Баратынский продолжает: "Здесь, друг мечтанья и природы,  Я познаю его вполне..." Это Баратынский об отце… "Он вдохновением волнуется во мне, / Он славить мне велит леса, долины, воды..." И слушайте дальше, какая потрясающая дикция:  "Он убедительно пророчит мне страну, / Где я наследую несрочную весну, / Где разрушения следов я не примечу, / Где в сладостной тени невянущих дубров, /У нескудеющих ручьев..." Какая потрясающая трезвость по поводу того света! "Я тень, священную мне, встречу". По-моему, это гениальные стихи". 

28 января 1996 года Бродский отправился к своим священным теням. Чуть больше года спустя он был похоронен на кладбище Сан Микеле, а его могила стала местом паломничества поклонников поэта - при входе на протестантскую часть кладбища, где он захоронен, был установлен специальный почтовый ящик для посланий и даров поэту. Однако, на могиле регулярно появляются то перьевые ручки, то шляпа, то книга, то письмо - многие приходят ощутить «его доступный дух». 

Так и глава в книге "Свобода - точка отсчета" Петра Вайля - приятеля Бродского, знакомого с ним с 1977 года - называется "В поисках Бродского". В ней он среди прочего рассказывает о появлении памятника: "А надгробие сделал хороший знакомый Иосифа еще по Нью-Йорку художник Володя Радунский, они жили по соседству, их дети играли вместе (сейчас Володя живет в Риме). Получилось скромное, изящное, в античном стиле надгробие с короткой надписью на лицевой стороне на русском и английском: «Иосиф Бродский Joseph Brodsky 24 мая 1940 - 28 января 1996 г». Правда, на обратной стороне есть еще одна надпись по-латыни - цитата из его любимого Проперция: Letum non omnia finit - со смертью все не кончается". 
  
Два года спустя Радунский оформил детскую книгу с не публиковавшимися до этого стихами Бродского "Discovery", тем самым запечатлев его доступный дух еще и в книге. 
Ее теперь можно встретить в музее Бродского на книжной полке, которая доступнее, чем "далекая могила" поэта.
...
Читать дальше...

Блокада Ленинграда: Дом Мурузи и его жители


Что мы знаем о жизни Дома Мурузи в годы блокады? Дом, в отличие от людей и музейных ценностей, которые можно было эвакуировать, оставался на месте. Судьба здания и его жильцов характерна для Ленинграда этого времени, но при этом у каждого дома - свой путь и своя “блокадная история”.
Мы обратились к базам данных и архивным документам, а также познакомились с людьми, жившими в Доме Мурузи, когда началась война. Зоя Борисовна Рошаль уехала отсюда в эвакуацию в августе 1941 года, Вера Викторовна Сомина оставалась в осажденном городе.
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

Форма времени. Неизвестный двухтомник Бродского



В это трудно поверить, но музей Бродского откроется уже в наступившем году. Работа над экспозицией проходит в том числе и в книжных магазинах: мы подбираем книги для стеллажей в доме Мурузи. Там вы сможете полистать такие же книги, какие были у Бродкого, и, конечно, разные издания его произведений. Какие-то находки удивляют нас самих. Рассказываем о забытом двухтомнике Бродского, составленным его другом Владимиром Уфляндом.



2019

#это_не_дом_мурузи

Скриншот с сайта citywalls.ru
Скриншот с сайта citywalls.ru
Замок Саммеццано (фото с официального сайта)
Замок Саммеццано (фото с официального сайта)
Скриншот с сайта citywalls.ru
Замок Саммеццано (фото с официального сайта)


Кто искал в Интернете информацию о доме Мурузи, наверняка видел размещенные на сайте citywalls.ru черно-белые фотографии интерьеров, загадочно подписанные как “Альбом фотографий внутренности дома Мурузи в Ленинграде.” Ниже на той же странице - цветные современные фотографии парадной лестницы и некоторых комнат. Очевидно, что это вовсе не одно и то же. 

Но что же тогда на тех черно-белых изображениях? У нас наконец нашлась минута поискать ответ на данный вопрос, поэтому в этот серый декабрьский день предлагаем полюбоваться красочными залами замка Саммеццано в Тоскане. Построенное в XVII веке здание было перестроено во второй половине XIX века, именно тогда и появились роскошные неомавританские интерьеры, ошибочно выданные на citywalls.ru за «внутренности дома Мурузи».

Любопытно, что как и в квартиру князя, попасть туда непросто. Некоторое время назад можно было забронировать визит, сейчас же объявление на сайте гласит, что замок закрыт и все посещения носят спонтанный характер.

Анна Завьялова

В защиту испанца. Комментарий к раннему стихотворению Бродского


* * * 

27 октября 1553 года теолог Мигель Сервет был сожжен в Женеве по обвинению в ереси вместе со своими книгами и рукописями. Сожжение как вид казни зачастую применялся к людям, нарушившим догматы доминирующей конфессии. Причиной гонений на испанца служил его протест против учения о Троице. В своей первой книге двадцатилетний Мигель признавал за Иисусом только человеческую природу, а святому духу приписывал символическое значение. Эта позиция воспринималась как ересь даже протестантами, которые сами в ту эпоху были бунтарями. Он стал первой жертвой протестантов, до этого казнили через сожжение только католики. 

Ученую степень в медицине Мигель Сервет получил во Франции. Но из-за своих взглядов был вынужден бесконечно скитаться и заниматься врачебной практикой анонимно. Полагая кровь пристанищем души в человеческом теле, он первым из европейцев открыл, что кровь, выходя от сердца, совершает “длинный и удивительный путь”, то есть описал малый (легочный) круг кровообращения. Его научная публикация на эту тему сразу попала в «Индекс запрещенных книг» Ватикана.

Тринадцать лет Сервет трудился над книгой “Christianismi restitutio”(“Восстановление христианства”), ставшей главной в его жизни. Она  была издана под инициалами M. S. V. в Лионе в 1553 году. Целью было восстановление христианства, которое по мнению Сервета ложно толковалось современной ему церковью. Он утверждал, что Бог един и непознаваем, но открывается человеку в Слове и Духе.

Еще до публикации книги, Сервет излагал свои соображения в письмах лидеру протестантов Жану Кальвину. Адресату они понравиться не могли - некий не имеющий сана врач убедительно высказывал еретические мысли, равно опасные для авторитета и католицизма, и кальвинизма. Оказавшийся в контролируемой кальвинистами Женеве Сервет был обречен. Сейчас его именем названа улица, где располагается факультет медицины основанного Кальвином Женевского университета.

Улицы Сервета есть во многих городах Испании, его судьбе посвящают исследования и произведения искусства. Университетский госпиталь Мигеля Сервета занимает несколько кварталов в центре Сарагосы, а самый известный памятник испанцу установлен в Париже. Вольтер писал в «Опыте о нравах», что казнь Сервета произвела на него большее впечатление, чем все костры инквизиции, а Стефан Цвейг назвал его “странствующим рыцарем теологии”. Важный для Европы сюжет не нашел отражения в русском искусстве, если не считать стихотворение 19-летнего Иосифа Бродского. “Стихи об испанце Мигуэле Сервете, еретике, сожженном кальвинистами” родились в 1959 году, преодолевая культурные рамки советской действительности. 

Это стихотворение...
Читать дальше...

«Государственные похороны» на большом экране


Иосиф Бродский о смерти Иосифа Сталина:

“Мне было 13, я учился в школе, и нас всех согнали в актовый зал, велели стать на колени, и секретарь парторганизации — мужеподобная тетка с колодкой орденов на груди — заломив руки, крикнула нам со сцены: «Плачьте, дети, плачьте! Сталин умер!» — и сама первая запричитала в голос. Мы, делать нечего, зашмыгали носами, а потом мало-помалу и по-настоящему заревели. Зал плакал, президиум плакал, родители плакали, соседи плакали, из радио неслись «Marche funebre» Шопена и что-то из Бетховена. Вообще, кажется, в течение пяти дней по радио ничего, кроме траурной музыки, не передавали. Что до меня, то (тогда — к стыду, сейчас — к гордости) я не плакал, хотя стоял на коленях и шмыгал носом, как все. Скорее всего потому, что незадолго до этого я обнаружил в учебнике немецкого языка, взятом у приятеля, что «вождь» по-немецки — фюрер. Текст так и назывался: «Unser Fuhrer Stalin». Фюрера я оплакивать не мог” (“Размышления об исчадии ада”, 1973).

12 декабря в рамках петербургского Артдокфеста пройдет показ нового фильма режиссера Сергея Лозницы «Государственные похороны». Премьера фильма состоялась осенью на Венецианском кинофестивале. Новый монтажный фильм Лозницы построен на архивных материалах фильма «Великое прощание», хранящихся в Российском государственном архиве кинофотофонодокументов. По заказу партии съемками народного прощания с Иосифом Сталиным руководили ведущие советские режиссеры Сергей Герасимов, Илья Копалин, Михаил Чиаурели, Григорий Александров. Документацию вели более чем 200 кинооператоров по всей стране с 6 по 9 марта 1953 года. Фильм «Великое прощание» был смонтирован к началу апреля, однако, в прокат не вышел и был положен на полку - сейчас его просмотр общедоступен.

Из 35 часов найденных материалов Сергей Лозница смонтировал новый фильм, благодаря которому сегодня мы можем увидеть тот коллективный траур по Сталину: партийный церемониал в Колонном зале Дома союзов, запинающиеся голоса советских дикторов, стекающиеся к Кремлю толпы, возложение цветов к памятникам Сталину в разных концах страны. О чем сегодня говорят эти кадры грандиозного зрелища остается судить зрителю. Как писал Бродский: «в мировой истории не было убийцы, смерть которого оплакивали бы столь многие и столь искренне».

Анна Зеликова


еще