Глянцевый Бродский, или как поэт стал автором "Vogue"
Глянцевый Бродский, или как поэт стал автором "Vogue"
Глянцевый Бродский, или как поэт стал автором "Vogue"
Глянцевый Бродский, или как поэт стал автором "Vogue"
Глянцевый Бродский, или как поэт стал автором "Vogue"

Глянцевый Бродский, или как поэт стал автором "Vogue"

Текст


Казалось бы, размышляющий о вечности поэт-профессор и глянцевый журнал о моде - вещи несовместимые. Однако, в 1977 году Иосиф Бродский опубликовал в июльском номере "Vogue" статью "Зачем российские поэты?" ("Why Russian Poets?"). Обстоятельства заказа этого текста вспоминает Эллендея Проффер-Тисли:

Так, летом 1977 года Иосиф позвонил Карлу и удрученно сообщил, что "Вог" заказал ему статью о Белле Ахмадулиной, которая приехала в Нью-Йорк. Он проклинал себя за то, что согласился, и сказал, что не мог отказаться от денег. Но, по мнению Карла, отказаться он не мог от того, чтобы его имя появилось в "Воге" (на литературные материалы в "Воге" обращали внимание, они пользовались определенным престижем). Я не вполне в этом уверена. Иосифу вообще было трудно сказать "нет" (отсюда его противоречивые обещания издателям, нам в том числе).

Бродский критически оценивал поэзию Ахмадулиной, поэтому без энтузиазма взялся за статью. Но личная встреча с поэтессой изменила его отношение. По крайней мере вышедшая в "Vogue" статья представила Ахмадулину как одного из ключевых советских авторов, заслуживающих внимания.

Иосиф Бродский:

Ахмадулина совершенно подлинный поэт, но она живет в государстве, которое принуждает человека овладевать искусством сокрытия собственной подлинности за такими гномическими придаточными предложениями, что в итоге личность сокращает сама себя ради конечной цели. Тем не менее, даже будучи искаженным, центростремительное сокращение их обеих, ее и ее лирической героини, лучше, чем центробежное неистовство многих коллег.

Из интервью Беллы Ахмадулиной Валентине Полухиной (1987):

Мой способ отношения к Бродскому один, он просто ненаучен. Это обожание.

Бродский ближе мне, чем все остальные писатели и поэты, наши современники. А его мысли о жизни и смерти замечательны, то есть он очень осознает вечность, и иногда даже грустно это читать, настолько он чувствует небытие.