Современники Петровича



Если верить немного неуклюжему объяснению Википедии: “Совреме́нник — человек (или другой объект), находящийся в том же времени.” Словарь русского языка Института лигвистических исследований 1999 года издания дает менее филосовское пояснение: “Тот, кто жил или живет в одно время, в одну эпоху с кем-, чем-л.”.

Современность чему-либо или кому-либо часто отмечается в текстах, как желание зафиксировать себя, самоопределиться, найти основание в эпохе, встать в ряд. Например, Ахматова начинала одну из своих автобиографий следующим образом: «Я родилась в один год с Чарли Чаплином, «Крейцеровой сонатой» Толстого, Эйфелевой башней и, кажется, Элиотом. В это лето Париж праздновал столетие падения Бастилии — 1889."

Бродский подобным ходом контекстуализации себя не пользовался. Разве что в эссе - поэт описывает себя современником разрушенного города, оговаривая при этом, что его название предпочитает в дореволюционном варианте. Для Бродского скорее характерно определение себя через построение иерархий, определение круга имен, так например, он говорит о пяти поэтах, без которых он бы не состоялся: Мандельштам, Цветаева, Ахматова, Фрост, Оден.

С другой стороны, сопоставление явлений, оказавшихся на общем временном отрезке может быть интересной практикой для историка. То, что Керенский умер после полета Гагарина в космос, заставляет задуматься о линейности нашего восприятия времени - свергнутый Лениным руководитель Временного правительства не прочитывается как современник Брежнева.

Бродский, в свете сегодняшнего формирования мифа о нем и того обстоятельства, что вторую часть жизни поэт провел вне отечества, воспринимается как фигура далекая. Не зря некоторые исследователи называют его последним поэтом Серебряного века, впрочем, больше из поэтики Бродского, чем из временных рамок его творчества - формально Серебряный век закончился до того, как Бродский появился на свет.

Бродский - наш современник. Даже самый юный член нашей команды - 1995 года рождения - успела побыть современницей поэта. Бродский не вернулся на родину, даже после падения союза, но с огромным интересом наблюдал за тем, что здесь происходило. Так его современником был и карикатурный персонаж Петрович, которого в начале 90-х придумал и нарисовал Андрей Бильжо. Петрович был невероятно популярен - практически всенародно любим - из-за того, что вобрал в себя все характернейшие черты своих сограждан и проживал в мультфильмах парадоксальные ситуации из рядовой жизни, как проживала их вся страна в 90-х. Про Петровича сняты мультфильмы, написаны книги, вышла компьютерная игра, а в 2003 году в Венеции ему поставлен бронзовый памятник – с рюмкой в одной руке и бутылкой в другой. Так Бродский и Петрович разделили не только эпоху.

петрович и бильжо.jpg
Памятник Петровичу и Андрей Бильжо. Венеция

Андрей Бильжо часто бывает в Венеции, и от клуба путешествий Михаила Кожухова сопровождает туристов, приезжающих по программе “В гости к Иосифу Бродскому”. Прогулки по Венеции, поход в мастерскую друга Бродского, художника Роберта Моргана и многое другое. В прошлом году на книжной ярмарке Non fiction было презентовано уже второе издание книги Бильжо “Моя Венеция”. 

0C473B6B-3FD2-4E18-BB6A-D8BAA7F389E6.jpg

DE3A8C30-028B-4C5B-BCF6-C08952CD7ED4.jpg

В личной библиотеке Бродского, хранящейся в музее Ахматовой в Фонтанном Доме, есть книга “Империя добра” (Москва, Раритет-537, 1994) с автографами авторов - Андрея Бильжо и Игоря Иртеньева - подписанная для поэта в Москве. Издательство Раритет-537 популяризировало жанр книги художника, почти забытый в советское время. Рисунки Бильжо являются здесь самостоятельными произведениями, а не просто иллюстрациями к стихам Иртеньева. Андрей Георгиевич рассказал Brodsky.online, что с Бродским лично не встречался, а экземпляр книги с автографами передал поэту их общий друг Петр Вайль.

34308F88-E168-4783-BCB3-1A6B8B2141D6.jpg

Следует добавить, что в этом же издательстве в 1994 году выходила книга самого Бродского “Вертумн”, но это уже другая история о ней в следующий раз.

Ольга Сейфетдинова