Столетие чужой победы. Юбилей окончания Первой мировой войны
Столетие чужой победы. Юбилей окончания Первой мировой войны
Столетие чужой победы. Юбилей окончания Первой мировой войны
Столетие чужой победы. Юбилей окончания Первой мировой войны
Столетие чужой победы. Юбилей окончания Первой мировой войны

Столетие чужой победы. Юбилей окончания Первой мировой войны

Текст


Мир отметил столетие окончания Первой мировой войны, которую на западе принято называть Великой. Российское ожидание от торжеств заключалось в трактовке рукопожатия/не рукопожатия мировых лидеров на церемонии в Париже. Для нас это чужой, в сущности, праздник - Россия не оказалась среди победителей в той войне, выйдя из нее на пол года раньше. 

Бродского от Первой мировой отделяло одно рукопожатие - Ахматова откликнулась на ее начало стихотворением «Июль 1914» («Пахнет гарью. Четыре недели // Торф сухой по болотам горит»). Николай Гумилев, ушел добровольцем на фронт, был награжден за боевые заслуги. Чтимые Бродским Роберт Фрост и Уистен Оден хотя и принадлежали к разным поколениям, отразили в своем творчестве метафизические уроки крупнейшего на тот момент вооруженного конфликта в истории человечества. 

Одно из лучших русскоязычных стихотворений в Первую мировую войну написала Марина Цветаева. Категоричность страстности в первой строфе не оставляет сомнений в авторстве. Вторая строфа - леденящее пророчество, констатация неизбежности, которую можно прочитать монотонно. Попробуйте сделать это в манере Бродского. Это четверостишие словно написано им - так становится очевидно родство поэтов. 

Я знаю правду! Все прежние правды — прочь! 
Не надо людям с людьми на земле бороться. 
Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь. 
О чем — поэты, любовники, полководцы? 

Уж ветер стелется, уже земля в росе, 
Уж скоро звездная в небе застынет вьюга, 
И под землею скоро уснем мы все, 
Кто на земле не давали уснуть друг другу. 

3 октября 1915